Обычно сверххищников располагают на четвёртом или пятом уровне пищевой цепи, над продуцентами, травоядными и остальными хищниками, хотя в локальных, в частности, островных, системах роль сверххищников могут выполнять хищники среднего звена, такие, как койоты, орлы, вараны, динго, одичавшие домашние собаки, и даже хищники нижнего звена, в частности, крупные змеи и домашние кошки. Удаление сверххищников из экосистемы или их чрезмерное размножение приводит к кумулятивному эффекту, известному как трофический каскад, при котором происходят существенные изменения в численности и образе жизни не только хищников среднего звена, но и травоядных и растительного мира системы. Обычно считается, что в каждом биоценозе может быть только один сверххищник; однако есть примеры экологических систем, где сосуществовали несколько видов высших хищников, в частности, плейстоценовая Северная Америка или современный Серенгети.


Сверххищник не обязательно должен быть исключительно плотоядным. Он может употреблять растительную пищу или падаль, как это происходит в случае с гризли. Сверххищник способен отнимать чужую добычу и истреблять конкурентов. Также он может обеспечивать пищей симбиотические виды (акулы обеспечивают пищей прилипал и рыб-лоцманов, человек кормит кошек, собак и т. д.) или, в случае с человеком, делиться пищей с хищником, который помогает ему на охоте (дрессированным беркутом, гепардом, дельфином, охотничьей собакой). Следующее положение на пищевой пирамиде занимают только паразиты и редуценты.